«Умная корова»

.

В «Голландии» караульный пост № 2 был у здания водохранилища на горе. Вверх от главного корпуса по крутому склону, заросшему травой и дерезой, вела тропинка. Курсанты любили этот пост, так как его нечасто посещали проверяющие — кому охота в темноте карабкаться по кучугурам, а во-вторых, на посту у здания росло невысокое, но раскидистое дерево-боярышник. Не куст, а именно дерево. На его вытертых до блеска раскидистых ветвях удобно было возлежать, опираясь на «фузею» Мосина 1891–1930 годов, а с ветвей днем хорошо просматривалась тропинка.


Однажды ночью на посту № 2 стоял курсант Червинский, часа в два ночи он, услышав шорох в кустах, привел себя в бравый вид и, как положено по уставу, крикнул: «Стой! Кто идет?». В ответ тишина, только кусты шелестят. Он повторяет запрос: «Стой! Стрелять буду!». Опять тишина. Тогда последовал вопль: «Стой, б…ща, стрелять буду!». Шорох стал удаляться.
Утром начальника караула и курсанта вызвали на ковер к начальнику училища, оказывается, дежурный по училищу написал рапорт, обвиняя курсанта в оскорблении старшего офицера нехорошим словом. Дежурным офицером был капитан 2-го ранга Коровкин, читавший курс «Политработа в армии и ВМФ», читал тоскливо и гнусаво. На вопрос начальства «Почему?» курсант ответил, что действовал почти по уставу. «Так как на два запроса никто не ответил, я подумал — не стрелять же мне в корову, и крикнул первое, что пришло в голову».
Первым отреагировал Коровкин, прогнусавив: «Умная коро-о-ва». С этого момента к нему прилипла кличка «Умная корова», а курсанта отпустили нести караул. Учившиеся на 10–15 лет позже курсанты продолжали его звать между собой «умной коровой», даже не подозревая, откуда у клички ноги растут.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.